Ксилография с изображением сцены из Кабуки «Раскрашенные клены на перевале Уцуноя».

Япония1856 г.

Ксилография (гравюра на дереве) с изображением сцены из Кабуки была выполнена художником Утагава Кунисада (1786 — 1865 гг.). Кунисада работал в жанре укиё-э. Он использовал такие популярные темы как изображения красавиц и портреты актеров театра Кабуки. Эта цветная ксилография (24 х 35 см) относится к серии портретов актеров. Бандо Камэдзо и Итикава Кодандзи в 1856 г. играли в драме «Раскрашенные клены на перевале Уцуноя», исполнив главные роли Итамия Дзюбэ и Зато Бунья соответственно.

По сюжету слепой массажист Бунья потерял зрение в детстве. Старшая сестра несла его на спине и по дороге ловила стрекозу, размахивая удочкой. В результате чего, она случайно и поранила глаза Бунья. Позднее сестра Бунья продала себя в бордель, а накопленные деньги передала брату, чтобы тот смог получить профессиональное звание массажиста. В дороге, на почтовой станции, Бунья знакомится с обедневшим самураем Итамия Дзюбэ. Самурай просит деньги в долг. Получив отказ, он, в результате, убивает Бунья. В поэтичных выражениях описана сцена убийства Бунья на перевале: «Наша злая карма привела нас на перевал Уцуноя. Я убью тебя здесь, на этой тропе, запутанной как плющ, где осенние листья, как кровавые слезы. Этот рассвет станет концом твоей жизни. Простите меня, господин Бунья».

Событие, показанное на гравюре, происходит во время отдыха героев на почтовой станции. Слепой Бунья играет на кото, а самурай слушает музыку. По лицу Итамия Дзюбэ уже видно, что замыслил он зло. Так что дальше события будут развиваться в драматическом ключе. Художник мастерски сочетает декоративную подачу образов и выразительную передачу душевных переживаний героев.

Однако, из всей серии гравюр по истории Дзюбэ и Бунья, именно этот эпизод встречается крайне редкая. Была популярна сцена убийства Бунья, по причине того, что это событие являлось кульминацией всей истории. Но именно на данной гравюре видны все психологические тонкости в поведении героев. Возможно Дзюбэ и не был лишен сострадания, потому что история ослепления Бунья тронула его. Только вот трагическая предопределенность толкнула его на преступление. Фраза: «Простите меня, господин Бунья!», стала крылатым выражением. Оно подразумевало, что все плохое, что делает говорящий, происходит не по его воли.

УНИКАЛЬНЫЙ ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЙ НОМЕР: 280-2

Ксилография (гравюра на дереве) с изображением сцены из Кабуки была выполнена художником Утагава Кунисада (1786 — 1865 гг.). Кунисада работал в жанре укиё-э. Он использовал такие популярные темы как изображения красавиц и портреты актеров театра Кабуки. Эта цветная ксилография (24 х 35 см) относится к серии портретов актеров. Бандо Камэдзо и Итикава Кодандзи в 1856 г. играли в драме «Раскрашенные клены на перевале Уцуноя», исполнив главные роли Итамия Дзюбэ и Зато Бунья соответственно.

По сюжету слепой массажист Бунья потерял зрение в детстве. Старшая сестра несла его на спине и по дороге ловила стрекозу, размахивая удочкой. В результате чего, она случайно и поранила глаза Бунья. Позднее сестра Бунья продала себя в бордель, а накопленные деньги передала брату, чтобы тот смог получить профессиональное звание массажиста. В дороге, на почтовой станции, Бунья знакомится с обедневшим самураем Итамия Дзюбэ. Самурай просит деньги в долг. Получив отказ, он, в результате, убивает Бунья. В поэтичных выражениях описана сцена убийства Бунья на перевале: «Наша злая карма привела нас на перевал Уцуноя. Я убью тебя здесь, на этой тропе, запутанной как плющ, где осенние листья, как кровавые слезы. Этот рассвет станет концом твоей жизни. Простите меня, господин Бунья».

Событие, показанное на гравюре, происходит во время отдыха героев на почтовой станции. Слепой Бунья играет на кото, а самурай слушает музыку. По лицу Итамия Дзюбэ уже видно, что замыслил он зло. Так что дальше события будут развиваться в драматическом ключе. Художник мастерски сочетает декоративную подачу образов и выразительную передачу душевных переживаний героев.

Однако, из всей серии гравюр по истории Дзюбэ и Бунья, именно этот эпизод встречается крайне редкая. Была популярна сцена убийства Бунья, по причине того, что это событие являлось кульминацией всей истории. Но именно на данной гравюре видны все психологические тонкости в поведении героев. Возможно Дзюбэ и не был лишен сострадания, потому что история ослепления Бунья тронула его. Только вот трагическая предопределенность толкнула его на преступление. Фраза: «Простите меня, господин Бунья!», стала крылатым выражением. Оно подразумевало, что все плохое, что делает говорящий, происходит не по его воли.

УНИКАЛЬНЫЙ ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЙ НОМЕР: 280-2